ГлавнаяCодержаниеФорумВопрос авторуКонтакты

Русская история

Иллюстрировано картинами Зибо

продолжение
страница 2

Ярослав Мудрый

До Ярослава княжил его брат Сваятополк. По обычаю своего времени Святополк начал с убийства братьев, желая заслужить уважение народа. Но ему не повезло! Потому ли, что он перехватил меру, убив слишком много братьев; потому ли, что убийство брата перестало быть оригинальным и вышло из моды, но Святополк уважения не снискал, а наоборот, его прозвали Окаянным. Единственный брат, оставшийся в живых, Ярослав, прогнал с престола Святополка и сам стал княжить. Он имел некоторую склонность к крамоле: женил сына на француженке, дочь выдал за венгра, с инородцами не расставался. Кончил он тем, что сочинил законы, которые собрал и напечатал в губернской типографии под названии "Русская правда".

Министерства юстиции тогда еще не было, и судьи имели полную возможность судить по существующим законам. Но судьи были истинные патриоты. Они поняли, какой вред могут принести патриотическим идеям писаные законы, и за небольшое вознаграждение они стали показывать, как можно обходить законы. Один из судей, Шемяка, впоследствии на этом составил себе имя и сделался родоначальником целого поколения шемякинцев. Когда "Русской правде" исполнилось 1000 лет, большая группа юристов отпраздновала тысячалетие обхода писаных законов.

Перед смертью Ярослав учредил дошедшее до нас и столь популярное теперь Удельное ведомство. За это он был прозван Мудрым.

Владимир Мономах

Лишь только сошел в могилу Ярослав Мудрый, как истребленные печенеги под видом половцев начали совершать набеги на русскую землю. В Киеве на столе сидел Всеволод I, который, как все Всеволоды, никаким умом и талантами не отличался. Киевляне давно уже хотели снять Всеволода со стола и посадить на стул, но сделали это из уважения к его сыну Владимиру Мономаху. Владимир Мономах носил постоянно тяжелую мохнатую шапку, которой нагонял страх на врагов. При словах <шапка Мономаха> самые закоренелые половцы бледнели и бросались бежать.

Князья в это время не переставали ссориться. Был один князь Василько, который не хотел ссориться ни с кем, и это страшно возмутило князей.

- Это не по товарищески! - с негодованием говорили князья. - Все ссорятся, а он один не хочет ссориться. Белоручка! Лентяй! От ссоры отлынивает! Один из князей, Давид, не вытерпел и, пригласив к себе в гости Василька, выколол ему глаза. - Теперь ступай! - сказал Давид, отпуская Василька. - Да не поминай лихом! Кто старое помянет, тому глаз вон.

Василько стал близоруким и всю жизнь потом носил очки. Узнав про это, Владимир Мономах пришел в страшный гнев и приказал отнять у Давида его удел. Оставшись нищим, Давид открыл ресторан, известный и поныне под названием "Давидка".

Между тем Всеволод Первый, несмотря на свою бездарность и неумение княжить, умер. На киевский стол сел Святополк Второй. Несколько лет пришлось Владимиру Мономаху снова сидеть на стуле и ждать, пока новый великий князь ляжет на стол. Когда это случилось, Владимир Мономах начал княжить в Киеве. Любимым занятием князя было бить половцев и поучать делать добро. Однажды он разбил половецкое войско и взял в плен князя их Бедлюза. Владимир сказал ему:

- Почему вы не учите своих детей быть милосердными, честными и не проливать крови? - и велел разрубить Бедлюза на части. Других пленников, поучив добродетели, также приказал разрубить на куски.

Он продолжил и законодательную работу Ярослава Мудрого и внес в "Русскую правду" много изменений. Главнейшие из них были следующие.

1) За убийство из мести был установлен штраф.

2) Убийство пойманного вора не считаелось убийством, но ворам закон запрещал попадаться, и воры никогда не обходили закон.

3) Проценты можно было взимать не больше ста, т.е. приблизительно вдвое меньше, чем взимали потом в нынешних банковских конторах.

4) Уличенный в игре на бирже подвергался разграблению - древнему правительственному и банковскому способу наказания преступников.

Владимир Мономах не был чужд и литературы. Перед смертью он написал "Поучение своим детям", где сначала рассказывает о своих подвигах. "Был, - пишет он, - на коне и под конем. На коне хорошо, а под конем плохо. Медведь однажды прокусил мое седло, отчего оно тутже в страшных мучениях скончалось, не оставив потомства. 83 раза меня бодал лось и метал на рогах буйвол. Живите поэтому, дети, в мире и любви".

Дальше Владимир Мономах поучает детей: "не забывайте убогих, сирот, вдов!" Дети мономаховы, послушные отцу, всю жизнь не забывали вдовиц.

И прочие

После Владимира Мономаха князья забастовали:

- Не хотим быть талантливыми! - сказали князья. - Слава Богу, не иноземцы. Когда какой-нибудь князь начинал проявлять признаки даровитости, остальные князья называли его штрейбрехером и подсылали к нему убийц. Так был убит обвиненный в талантливости Андрей Боголюбский. Впоследствии оказалось, что произошла судебная ошибка: слухи о талантливости Андрея Боголюбского были сильно преувеличены.

Этот князь был более себялюбив, чем храбр, и стремился больше к завоеванию своих народов, чем чужих. С чужими народами он часто обращался по-человечески, в особенности с теми, которых ему не удалось завоевать. Со своими же народами он не церемонился, что его нынешние потомки Петр и Павел Долгорукие, члены конституционной партии (кадетов) тщательно скрывают. Остальные князья - а с каждым годом их становилось все больше и больше - проводили время в ссорах друг с другом и в придумывании себе приятных сердцу кличек. Один называл себя "Храбрый", другой - "Удалый", третий - "Отчаянный" , четвертый - "Бесстрашный", пятый - "Богатырь" и т.д. Народ же не мешал князьям ссориться, так рассуждая:

- Чем больше князья будут заняты ссорами, тем меньше будут заниматься нашими делами.

Тогда еще не существовала пословица: "паны дерутся, а у хлопцев чубы трещат" . Чубы трещали у ссорившихся князей. Суздальские князья трепали чубы владимирским, владимирские - суздальским. Киевские князья трепали чубы и тем, и другим и, в свою очередь, подставляли чубы новгородским князьям. Ростовские князья долгое время ходили без работы, но затем присоединились к суздальским князьям и вместе с ними трепали чужие чубы или давали трепать свои.

Много князей от чуботрепания за весьма короткое время облысели как колено и сделались родоначальниками балетоманов и вообще мышиных жеребчиков. Не мешал народ князьям называться "Удалыми" и "Бесстрашными":

    - Пусть называются! - говорил, улыбаясь, народ и добавлял добродушно: - Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не рубило головы. Самая крупная ссора произошла между Торжком и Новгородом из-за Макарьевской ярмарки. Торжок, славящийся своей обувью, ни за что не хотел приезжать на ярмарку.
    - Если ты ходишь без сапог, - говорил Торжок, - то приезжай ко мне - обую! А таскать свой товар к тебе не стану. Сапоги вещь нежная и самолюбивая.
    Принесешь деньги - возьмешь сапоги.
    Но Новгород ни за что не сдавался.
    - При мне, - говорит, - деньги, при тебе товар. Хочешь получить деньги - потрудись ко мне на ярмарку!

Сторону сапог приняли князья Ярослав и Юрий, а за Новгород вступился Мстисла Удалой. Понятно: раз вмешались князья, война а неизбежна. Макарьевская ярмарка одержали верх над сапогами и обратила их в бегство. Князь Юрий, ставший грудью за сапоги, еле спасся в одной рубашке. Торжок смирился и в знак покорности стал величать Новгород "Господином". Потом это вошло в обычай и все, обращаясь к Новгороду, говорили:
- Господин Великий Новгород!

И на простой и на заказной корреспонденции Новгороду писали на конверте: "ЕВБ. Господину Великому Новгороду". После чего следовали названия улицы и дома. Князей с "именами" у новгородцев не было, и в историю пришлось принимать всех.



Предыдущая страница ]Содержание ]Следующая страница ]

© Май Михайлович Богачихин
Разработка и дизайн: <ME100>