ГлавнаяCодержаниеФорумВопрос авторуКонтакты

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

продолжение
страница 3

(В действительности сенситив - не телепат. Сенситивный - значит, чувствительный. Он, чаще она, может видеть на большом расстоянии, сквозь непрозрачные предметы, обнаруживать болезни, даже по фотографии и пр. А телепатия – мысленное общение. Оно подразделяется на передачу, индукцию, и прием, перцепцию. Слово "сенситив" было новым только для нас. Существует оно по крайней мере с прошлого века, когда занялись изучением спиритизма, ясновидения и прочих паранормальных явлений. Слово "экстрасенс" появилось позже.

В то время отношения с Китаем были напряженные, мысли или, скорее, страхи о войне с Китаем витали в воздухе, чувствительные сенситивы могли их уловить. Позже, когда отношения наладились сенситивы стали говорить об объединении с Китаем).

Мы поинтересовались, как теперь называют бывшего снежного человека (он же – бывший реликтовый гоминоид или гоминид). Игорь сказал: решили временно называть "подопечным". Эти подопечные через сенситивов отвечают на все вопросы. Был, например, задан вопрос о нашем будущем. Тут в голове у сенситива появился китаец, который нарисовал иероглиф. Показали его мне. Я позже порылся по словарям, но похожего не нашел, даже с учетом возможных искажений.

Если вас интересует проблема "подопечных" (неизвестно, правда, кто у кого подопечный), то приходите в каждый 3-й четверг, кроме лета, на семинар в Институт востоковедения, что на ул. Жданова (ныне Рождественка) в Москве. Вход свободный, в 6 часов вечера, предлагает Игорь. (Позже перенесли в МХТИ им. Менделеева).

Само собой понятно, что при первой же возможности, бросив все дела, я помчался на .другой край Москвы, чтобы, с разрешения Игоря, посмотреть, как работают сенситивы, осуществляя связь с "подопечными". Там была небольшая компания: две женщины сидели на диване рядом со мной, а напротив, у стола, отодвинутого к стенке, сидел Игорь. Никаких спиртных и других напитков не было.

Шла тихая беседа о чем-то, когда одна из женщин чуть не закричала: "Ой-ой! Что он делает?! А с ног не снимается – какой-то щеточкой, скребочком снимает, сдирает – как смешно!" Игорь уточняет: "Он что, вошел?" - "Да, вошел и сел". Тут только я заметил, что посреди комнаты стоит специально приготовленная табуретка.

Естественно, все остальные, кроме сенситива, никого и ничего не видели. Я смотрю на них: все как будто люди нормальные, но воспринимают всё всерьез. Мне же остается только смотреть и молчать, пытаясь хоть что-нибудь понять.

"Ой, а теперь красит краской, даже поливает... красит, красит. А теперь что с Игорем делает! Всю голову переформировал!... Ушел".

Эту женщину жена Игоря знает с детства. И с детства подруге снились удивительные сны – вещие, сбывающиеся. В этом, 1978 году, ее спросили, видит ли она что-нибудь наяву. Оказалось, видит иногда, как будто что-то мелькает, но никогда не обращала внимания. Посоветовали сосредоточиться, обратить внимание... Так появился сенситив. Игорь познакомил ее с одним из "подопечных" (сам он ничего такого не видит). Тот стал другом-приятелем: появнется вдруг где-нибудь в метро, на улице, невидимый другим. Сегодня, например, она ему пожаловалась, что простудилась и потеряла голос. Тот ее подлечил, и к нам она пришла лишь чуть покашливая.

Позже состоялась встреча с другим, более опытным сенситивом, тоже женщиной. Двое мужчин (один из них Игорь) решили поговорить с кем-нибудь из "подопечных". С кем – не имеет значения: любой из них обладает полной информацией обо всем на свете. Если чего-либо не знает, то, нешироко расставив ладони, "ловит поле" и из него черпает информацию, хоть о прошлом или будущем. Игорь объясняет, что в каждой точке пространства есть информация обо всем.

Обратились к единственной героине документального фильма – женщине более чем двухметрового роста и массой 300 кг, проживающей где-то в лесах Калифорнии. Спросили, не нужна ли им наша помощь. Ответила отрицательно: у них есть защита.

Как можно помочь оригинальной калифорнийке, находясь в Москве? Оказывается, подобный случай уже был. Наши сенситивы вдруг увидели, что трое американских сенситивов вышли на охоту на "подопечных". Для усиления своих сенситивных свойств американцы вооружились какими-то трубчатыми аппаратами и уже сняли защитное биополе с "подопечных". Наши с целью завязывания дружбы с "подопечными" внушили американцам страх, и те бежали, потеряв даже один из аппаратов. Рисунок аппарата хранится в архивах группы: "подопечная" вертела его в руках, демонстрируя даже заводское клеймо. Это немного позже, а тогда сразу же восстановили биополе у "подопечных" и информировали их о неудачном нападении. Схожий инцидент произошел в Гималаях, рассказывал Игорь.

Затем решили спросить "подопечных", откуда они и кто их защищает. Ответ не заставил себя ждать: с далекой планеты, освещаемой искусственным солнцем, переливающимся разными цветами. От планеты тянется луч к Земле, но которому они и перемещаются. И вообще, дала понять эта женщина, они ("подопечные"), совсем не то, что мы себе представляем. Тут она сняла шкуру и оказалась просто женщиной, крупной и красивой. Я задал вопрос (единственный за эти встречи): "Европеоид?" - "Да".

Здесь специалисты по снежным стали сомневаться. Ведь были случаи, когда врачи осматривали труп случайно убитого существа, делали надрезы кожи. Не может быть, что она снимается! Сенситив посмотрела еще раз. "Нет-нет, снимается, начиная с точки выше лба она расстегивается". Тогда решили спросить, как они относятся к присутствующим. Планировалась очередная ежегодная экспедиция на Кавказ, и неплохо было бы заручиться их содействием. Игорь мечтал о контакте лицом к лицу. И еще они давно искали могилу одной "снежной" женщины в Абхазии, пойманной в лесу и умершей в конце прошлого века – старики ее еще помнят; сын ее (человек!) умер в 1953 г., а внучка работает на почте, ничуть не смущаясь необычным происхождением.

... "Подопечная" покачала Игоря с руки на руку – сенситив даже испугалась за него, но потом поняла: его как бы взвешивали. Когда задали вопрос обо мне, я почувствовал, что по голове, от лба к затылку, меня как бы погладили. Никто не говорил о своих ощущениях – значит, их и не было. Подумал: им было бы полезно знать про мои и, уходя, рассказал. Все засмеялись, сказали, что это абсолютно безопасно, и что время позднее, это наверно от усталости. Ответа же на наш вопрос о нас мы не получили – она ушла в пещеру к своим. Обсудить?

Я наблюдал за сенситивом, как она работает. Когда ей задавали вопрос, она как бы задумывалась, сосредоточивалась. Глаза медленно закрываются. Если задавали дополнительный вопрос, она быстро открывала глаза. Когда сосредоточена, у нее даже мертвеет лицо, становится совершенно невыразительным (т.е. отсутствует какое-либо выражение), даже некрасивым, мертвенным. Ее здесь нет. Потом глаза медленно раскрываются, лицо оживает, она смотрит в одну точку куда-то вбок, сосредотачиваясь на увиденном. Потом четко рассказывает. В ответ на мой вопрос, не тяжело ли это ей, ответила, что все это не требует особых напряжений. А первый сенситив глаза не закрывала.

...В квартире нас двое: я и жена моего сорслуживца Арсения Барсукова. Обсуждаем, что с ним делать: острый приступ алкоголизма. Она рассказывает о своих проблемах, я слушаю. Начинаются сумерки. Вдруг, чувствую, на меня что-то наваливается: жар – не жар, не пойму. В комнате, кроме нас двоих, явно кто-то или что-то есть. Вглядываюсь в сумерки – никого не видно. Пытаюсь немного отстраниться от ее монотонного голоса и сосредоточиться на этом странном ощущении – все то же: ничего не видно, не слышно, только чувствуется присутствие. Через несколько минут все прошло, словно дым рассеялся.

Когда ушел, позвонил из автомата к Игорю: может быть, они говорили обо мне с сенситивами, а я это почувствовал? Но оказалось, Игорь в это время ехал в метро. Через несколько дней я то же самое почувствовал в электричке, только явление было более слабое.

...Клуб "Человек" при "Трехгорке". Профессор Сергеев из Ленинграда рассказывает о структурированной воде. Под действием вихревого электромагнитного излучения из космоса вода меняет свою структуру. Это излучение очень полезно и для человека, так как клеточная вода в основном структурирована. Это как бы запасание энергии, расходуемой, в частности, на физическую работу. Такая вода, как диполь, может воспринимать гравитационную нагрузку, ослабляя удары на землю. Но в последнее время загрязнение рек и строительство плотин резко снизило темпы структурирования, и реки теперь не смогут так, как раньше, защищать землю.

Если верить профессору, гравитационный удар во время предстоящего "парада планет" будет сильнее, чем во время всех предыдущих.

После Сергеева выступил Игорь (он и привел сюда Сергеева) и кое-что рассказал о поисках "снежного". Присутствующие здесь знакомые сенситивы сказали, что двое "подопечных" стояли при этом за спиной Игоря и ушли, когда он кончил. Уходя, оглянулись. Я ничего не видел и не почувствовал.

...Таджикистан, приют "Искандер куль" на берегу одноименного озера. Мы спустились сюда, оставив рюкзаки в горах – сверху казалось, что озеро совсем близко. Планировали до темноты вернуться. Но оказалось, что в самом низу пологий спуск вдоль ручья Серима прерывается вертикальным обрывом, к которому ведут следы по осыпи. Мы долго искали путь вниз, пока не обнаружили, что на вертикальной стенке вбиты скобы, по которым легко спуститься. Искупавшись в ледяной воде, в которой, по слухам, много ртути, потому никто не купается, стали думать, как бы устроиться на ночь. Отвергнув предложение перетерпеть у костра, иду к инструктору туристского приюта Игорю: он тут все время ходит туда-сюда в кожаных шортах и с овчаркой сбоку. Рассказываю ему про ситуацию. Удивившись, что мы спустились по Сериме категории 2Б без веревок, сказал, где взять подушки, матрасы и спальники для палаток, что стоят чуть в стороне. В качестве благодарности предлагаю рассказать скучающим по вечерам туристам что-нибудь интересное. Например, про Китай или про снежного человека. Ладно, говорит Игорь, заходи вечером, организуем. В назначенное время прихожу в назначенное место. Вхожу в домик. За первой дверью сидит пес. За второй, в комнате, собрались все инструктора. Игорь вскинул на меня голову: "Пес пропустил?". Это его удивило. Один из инструкторов побежал вдоль палаток, улюлюкая по-индейски, собирать туристов в столовую. И вот, я рассказываю им историю, начавшуюся со следов на снежнике. Глаза блестят. Задают много вопросов. Не на все я могу ответить: слишком недавно начал что-то узнавать. После беседы-лекции подходит ко мне молодой парень Юра и приглашает в город Навои, где при дворце культуры "Фархад" работает Клуб любителей Востока. Я спросил, чем они там занимаются – йогой и каратэ. Но я не занимаюсь ни тем, ни другим – зачем приезжать? Четкого ответа не добился, но он настойчиво приглашал приехать. Наутро Юра опять подошел с той же просьбой. Подумав, я пообещал: среднеазиатскую старину (Бухара, Самарканд, Хива) я уже объездил, интересно будет посмотреть современный город.

Юра, крепыш из Свердловска, занимается каратэ и ведет группу йоги (ему поручили: изучай по книгам и учи других – больше некому). Откуда у него болезнь сердца? Из-за неожиданно обнаруженных шумов в сердце его не пустили в поход, и он застрял на приюте.

В Навои приехал в воскресенье 3 сентября того же 1978 г. Вечером мы сидим на ковре, оставив обувь за дверью, в комнате, принадлежащей Клубу любителей Востока. На низеньком столике дымится зеленый чай в пиалах. По просьбе собравшихся я опять рассказываю про "подопечных". В воскресенье занятий не бывает, но человек 6 зашло "на огонек". Такой малый коллектив способствует сближению. Когда вышли из клуба, меня наперебой приглашают в гости - чай попили, надо бы и поужинать. Кому отдать предпочтение? Но Юра и председатель клуба Сергей так решительно всем сказали "нет!", что мне стало неудобно, и повели по темным улицам, где небо закрывают кроны деревьев, а под ними журчит вода (идет ночной полив, без которого эти деревья расти не будут), к двум женщинам, которые, как они сказали, тоже вроде сенситивов.

Иду, сопоставляю все факты, и мне начинает казаться, что я тут не случайно: слишком много случайностей, выстроившихся в цепочку, привели меня сюда: Юра застрял на приюте, встретил меня и заманил в чужой город, незнакомые люди тащат неизвестно к кому, очень твердо и решительно. Когда нам открывают дверь, еще не переступив порога, в шутку спрашиваю: - "Вы нас ждете?" – "Да! – уверенно отвечает Ольга, - только вы мне казались выше".

Как позже выяснилось, именно сегодня они меня не ждали, но когда Юра рассказал им про встречу и высказал сомнение, приеду ли, Оля и Таня ответили уверенно: приедет. И вот я здесь. Если бы я знал, к чему приведет эта встреча! Такой удивительный жизненный поворот!..

В этой системе Оля-Таня сенситив Таня, а Ольга вообще ничего не должна чувствовать, чтобы не искажать то, что принимала Татьяна.

Ольга сказала, что кончила полтора курса института, Таня кончила только вечернюю школу, где с трудящейся молодежи мало что спрашивали (рассказывала Таня). Ольга еще кое-что читала, у нее есть несколько книжек про Индию и древний Египет. Таня, кроме необходимых учебников, не прочитала в жизни ни одной книжки. У Оли дочке лет 14. Мужа, по оценке Ольги, хорошего человека, с радостью женила на другой женщине – пришла к любовнице (или просто симпатизирующей) на работу, страшно ее напугав, и предложила забирать его себе. Кажется, улыбается Ольга, создала людям счастье. А ей, Ольге, он "мешал расти, работать над собой". Мне же показалось, что была она вздорной женщиной, и муж явно сбежал от нее с удовольствием. Ей 31 год.

Таня воспитывалась в детдоме, где заработала привычку никому не доверять, продираться сквозь жизнь зубами и клыками. Ольга, дальняя родственница и однофамилица, ее удочерила, взяв из детдома. Самой ей тогда было лет 18, а Тане года на 4 меньше. Тогда они часто ссорились. Таня широкой кости, полная, курит, одевается просто (Ольга – нарочито экстравагантно).

Сейчас от старых характеров, можно сказать, ничего не осталось: в Ольге можно заметить лишь тень, а Таня вообще очень мягкий человек. Живут они вчетвером, тихо и спокойно, очень дружно. Четвертая – Людочка из Свердловска, девочка со слабыми легкими. Кончила институт, но уральский климат ей не подошел, и по совету юриного папы она приехала в Навои. Теперь живет с ними как член семьи. Я – гость этой дружной семьи. Живу на широком балконе – ночью. А днем мы беседуем, с утра до вечера, то с Олей, то с Таней, как в философских школах где-нибудь в древней Греции.

Сначала я ерепенился, высказывал критические замечания, спорил. Но меня хватило ненадолго. Например, в первый же вечер Ольга спросила мое мнение о лозунге, висящем на стене:

ВСЁ В МИРЕ ДОЛЖЮ НАХОДИТЬСЯ НА СВОЕМ МЕСТЕ, ВЫРАЖАЯСЬ ВСЕОБЩИМ МНОЖЕСТВОМ В ПОЛНУЮ ГАРМОНИЮ.

Ничего особо интересного я не увидел: ну, должно – что из этого? Да еще это "множество" неизвестно зачем вставлено. Ольга кивает: многих сбивает с толку. А зачем, думаю, выражаться так бестолково? Можно же более четко передать мысль!

Постепенно я перехожу только на прием: слушаю, иногда задаю вопросы. Информация мне кажется очень интересной. Чувствуется, что в этом что-то есть, хотя никак не пойму, что именно. Конечно, я ничего не принимаю на веру, большую часть просто отметаю, когда проверить нет никакой возможности. Но у моих гуру ангельское терпение – наверное, мало кто слушал их так внимательно, с таким интересом.

Иногда, особенно Таня, внушает мне какую-нибудь понравившуюся ей мысль, а я недоумеваю: да это же всем известно! – забывая, что я – из сверхинформированной Москвы, столько учился всему, все читал, а они – ничего не читающие провинциалки. Постепенно начинаю вживаться в лаконичный язык их записей (лаконизм – моя страсть) и уже не только понимаю, но как бы чувствую, что гармония возможна только "во множестве", т.е. составленная из множества элементов.

Они начали со спиритизма. Таня прибежала из общежития (это было 7 лет назад) и показала, как поворачиваются ножницы с подвешенной на шерстяной нитке книгой в ответ на вопрос: "да" - вправо, "нет" - влево. Потом они работали классически: с блюдцем, нарисовав по окружности буквы и водя блюдечко. Однажды Таня только поднесла руки к блюдцу, оно еще не сдвинулось, а ответ уже возник в голове. Она, конечно, испугалась: не схожу ли с ума? Что это за голос возник в ней? Тот же голос ее успокоил: не волнуйся, все нормально. С этого дня Таня начала получать сигналы от кого-то. Сначала забавлялись, потом увидели, что дело серьезное, и последние 2 года стали записывать. Это происходит так: Таня что-то говорит, не вникая в смысл, Ольга записывает, объясняя Тане надиктованное. Так что все свободное время они теперь или записывают, или прорабатывают записанное.

Что за лекции и что за профессора?



Предыдущая страница ]Содержание ]Следующая страница ]

© Май Михайлович Богачихин
Разработка и дизайн: <ME100>