ГлавнаяCодержаниеФорумВопрос авторуКонтакты

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

продолжение
страница 6

В жарком Навои (вокруг города, за хлопковыми полями – пустыня) дома ограждены галереями и балконами во всю стену. Занавеси создают в комнатах приятный полумрак. Не жарко, только как читать? Я сплю на балконе. По квартире хожу босиком. Под ногами попадаются засохшие крошки: быт их мало интересует.

Вот некоторые выписки из их тетрадей. В первой, синенькой тетрадке, писали все подряд. Потом сделали тематические тетради: педагогика (занимается развитием разума), политика – (условиями, в которых развивается разум), динамическая статистика (базисом, на котором развивается разум); и, тем не менее, в любой тетради были все темы – информация шла косяком, любой лектор мог говорить о разном.

Классика – гармония идеальных форм. Она рождает более внимательное осмысливание естества на базе возможностей (человека), рождая ассоциации от эмоционального ускорения (возбуждения).

Проникновение человека в свою психологическую сущность открыло страницу в творчестве воплощения естества. Олицетворенный реализм дал направление в искусстве воплощения естества в классическую форму, т.е. от понимания естества все идеальное из него по своим возможностям воплощения (мало вразумительно).

Постигни то, что воплотил в творении твоем,

Узнаешь то, что не изведал ранее.

Ассоциации через политику складывают характер. Однако необходимо, чтобы истина независимо от ассоциаций складывала характер. Для этого нужно притуплять свою эмоциональность и принимать все как естество. Эмоциональность – ускорение чувств, выбивание человека из его нормального ритма.

Лаконизм имеет ступенчатую структуру от предела до нуля. Он присущ любой форме, это продукт логики. Лаконизм – выражение истины в масштабе времени, определяющее возможности в эволюции.

Истина – каркас закономерностей, определяющих Закон Кольца.

В высшей масштабности (в мире богов?) бывают универсумы, индивидуальности по направлениям, исполнители.

Нет в мире несправедливости. Все вышло из процесса и войдет в процесс.

Йога – это правильное пользование своей природой в направлении совершенствования ее формы и содержания. Переход в иную плоскость - это видоизменение формы и содержания от исходного. Когда форма не может вместить в себя содержание, то содержание начинает видоизменять форму. Никогда форма не меняет содержание, а наоборот – содержание меняет процесс, и уже процесс меняет форму. Но человек может менять содержание своим контролем над природой. ЙОГА ЕСТЬ ПОСТИЖЕНИЕ СЕБЯ И ПЕРЕВОД СОДЕРЖАНИЯ В ДРУГУЮ ПЛОСКОСТЬ, МЕНЯЯ ФОРМУ. Вот путь в бесконечность. Йога разделяется на множество видов (карма-йога, хатха-йога, лайя-йога и т. д.) потому, что природа человека многогранна, и каждая грань содержит потенцию, и эту потенцию нужно раскрутить, поэтому йога – это метод (со скидкой на время).

Дед



Дарвиновский музей, сентябрь 1978 г. Как всегда в третий четверг, здесь собрался Смолинский семинар по реликтовому гоминоиду. Сегодня в программе обзор докладов на первой в Штатах (и в мире) конференции по сосквочу (индейское название "подопечных"), проходившей весной этого года. На конференции был представлен и доклад Жанны Иосиповны Кофман, патриарха советских исследователей "снежного человека". Американские газеты живо откликнулись на доклад, посвященный исследованию единственного кинодокумента (см. "Технику молодежи, 1978, № 6) на возможность подделки. Заголовки были типа: "Русские верят в сосквоча".

Рассказываю Игорю Бурцеву, что привез ответ о знаке, но хорошо бы передать его тому, кто его принимал. Игорь отвечает, что он на семинар не ходит. Но вдруг неожиданно после семинара Игорь меня с ним знакомит: пришел, когда официальная часть кончилась и начались кулуарные разговоры. Саша Сапроненков – молодой, заросший бородой, он присутствовал в качестве "катализатора" или "приманки" при приеме знака-иероглифа. Ходит в слипах (пляжных босоножках), несмотря на осенний холод и слякоть. Я ему зачитываю все, что Таня наговорила про знак. Он все записывает, смеется: "Это – письмо мне". На вопросы Таниных ведущих "подопечным", возможен ли контакт с высшим разумом и знают ли они о навоинцах, Саша ответил положительно: они знают все, что хотя бы написано.

О себе Саша ничего говорить не стал: нельзя, мол; на мои вопросы отвечал уклончиво. Только сказал, что в "этой" области занимается медициной. Пояснил, откуда скрытность: неопытный лечитель махнет рукой и посадит болезнь рядом стоящему. Посвященный зря махать руками не станет. Обменялись адресами – телефонов у нас тогда не было.

О "наших" следах на снегу без отпечатков пальцев сказал, что у алмасты к зиме на подошве отрастает кожистая пленка.

Б. Ю. Макаров показывает Саше 2 фотоснимка следов на тропе вблизи турбазы "Долина нарзанов". Саша кладет снимок на стол и, сводя и разводя над ним ладони, "ловит поле" и говорит, глядя в пространство ме6жду ладонями: Это – мужчина, это – женщина-алмасты. Макаров удовлетворенно улыбается: он знает, что длина первого следа 41 см, второго – 36. Потом он приезжал ко мне и, в частности, рассказал, что за месяц до него алмасты пришел прямо на турбазу "Долина нарзанов". Его почувствовали собаки сторожа, стали испуганно жаться. Сторож знает, как ведут себя собаки, почувствовав волков или медведя, но тут было не то. Он вышел, посветил фонарем и на фоне старинной крепости увидел высокую темную фигуру. Пульнул для острастки в воздух (местный обычай запрещает вредить алмасты, провинившихся перед Богом), фигура исчезла. Утром рабочие, ремонтирующие турбазу к летнему сезону, обнаружили странные следы. А группы, занятые поиском алмасты, в это время бродили по окружающим ущельям. Вернувшись, всё засняли и измерили, потом наложили фотографии в натуральную величину на рулон миллиметровки. Еще сделали гипсовые слепки следов.

Игорь получил-таки "добро" от "подопечных" на контакт и раскопку могилы абхазской пленницы. Условием контракта было: не более трех человек, никакого оружия, никаких фото-киноаппаратов. В условленное место пришли втроем, третим был охотник. Он-то и увидел на противоположном склоне алмасты рядом с пещерой: как он движется, нагибается, заходит за дерево. Остальные со своим городским зрением ничего не увидели. Когда на другой день пришли с биноклем, никого уже не было. Как считать, был ли это обещанный контакт?

Могилу они раскапывали ряд лет (местные жители не возражали). И на этот раз, несмотря на указания "снежных", не нашли. Среди "подопечных" был брат усопшей, ему 178 или 187 лет, он очень зол на людей за то, что плохо отнеслись к его сестре, она рано умерла. В руки людей она далась по заданию. Такую информацию получили сенситивы: только они умели общаться с этим братом.

Саша, бывший в экспедиции вмевте с Игорем, оставался там на 2 дня дольше. Однажды товарищи по палатке услышали страшный крик, выскочили и увидели Сашу совершенно в невменяемом состоянии. Не скоро он пришел в себя. Сейчас Саша рассказал К., что тогда увидел женщину-алмасты с двумя детьми. Позже он был на Памире, куда много лет ездят в долину реки Сиамы – и москвичи, и из других городов. Там Саша тоже видел "подопечных", но уже без эксцессов. У него с ними, в общем, хорошие отношения. Как-то позже Саша передал мне их просьбу: не мешать им выполнять их работу. Они свою работу выполняют хорошо, говорил Саша, а мы, люди, свою – из рук вон плохо, у нас не было и нет ни одного достаточно умного и понимающего человека. Оставим это заявление на его совести (может быть, он был в плохом настроении) и перейдем к другим встречам того вечера в Дарвиновском музее.

Болезненного вида девушка Марина лет 25-ти рассказывает о своих встречах с инопланетянами. Ее слушают несколько человек, оставшихся после доклада, в том числе Саша. Ей никто не верит: во-первых, она лечилась от психического расстройства, и во-вторых, ведь никак не проверишь! Девушка сразу узнаёт инопланетян по пронзительному взгляду, который на некоторое время придает ей телепатические способности, как бы передавая ей энергию; и по с иголочки серому костюму. То "он" сидит в библиотеке напротив, то в электричке - и сразу уходит, как только она его увидела и узнала. Однажды видела, как на фоне затененной стороны дома, куда подошел человек, возникла яркая вспышка, и человек исчез. (Как в фантастических романах – но фантасты тоже откуда-то это берут!). Говорит, что хочет улететь с ними: здесь она все время болеет.

Во время ее рассказа я вдруг чувствую, что начинает появляться напряжение, как тогда в Навои. Чувствую мозгом. Думаю, не от Саши ли это – он сидит справа, рядом. Смотрю на него, но на лице ничего не видно. Напряжение растет, но не достигает опасного иди раздражающего уровня, я его спокойно выдерживаю. Посматриваю на Сашу – он совершенно спокоен. Потом, после довольно высокого пика, напряжение начинает спадать. Марина рассказ заканчивает, говорит о чем-то другом. Кроме меня это напряжение, кажется, никто не почувствовал. Опять мнительность.

Макаров рассказывает мне удивительную историю. Его друг А., начальник лаборатории, спал на даче с женой, но варуг неожиданно проснулся, почувствовав людей на веранде. Выходит и видит трех мужчин, склонившихся над чем-то. Подходит ближе и тоже пытается посмотреть на то, что они держат в руках, но вдруг чувствует страх. Отступает на шаг – и страх мгновенно исчезает. Тогда он тянет шею, пытаясь разглядеть, что те рассматривают. Увидел какую-то планшетку с бегающими светящимися точками. И вдруг чувствует, что с ним разговаривают, задают вопрос: не хочет ли он улететь с ними, инопланетянами? За ним, говорят, давно наблюдают. Он спрашивает мысленно: надолго? Отвечают: лет на 35. И ответ нужно дать немедленно – времени мало (у них почему-то всегда времени мало). Он думает: а что будет говорить жена, когда обнаружит его исчезновение, и о том, что завтра нужно встречать дочку... Отвечает: скорее нет, чем да. Тогда они стали говорить между собой, что надо пойти еще к одному кандидату. Они уходят, а он спокойно (!) ложится спать.

Аром. Горы. Храм Лазоревых облаков

Утром, обдумывая эту историю, естественно, подозревает, что это был сон. Вспоминает ощущение мокрого холодного пола веранды, куда он ходил босиком. Вспоминает, что те, уходя, задели ведро, и оно покатилось – там оно и лежит. Получается – не сон.

Тогда другой вопрос: как же они за ним наблюдали? Было ли что-то необычное в последнее время? Вспомнил - было. Он ходил пешком с работы, и вдруг стал считать освещенные окна по Калининскому проспекту и другим улицам. Понимая всю бессмысленность этого занятия, он не мог остановиться. Так было несколько раз, потом прошло. Может быть, подумал он, "тем" казалось, что освещенные окна - что-то вроде тех светящихся точек на пластинке?

Позже, при встрече с А., оказалось, что некоторые детали при двойном пересказе исказились, но основная идея передана правильно. Он рассказал этот случай Ажаже, гуляя с ним за городом, и тогда у А. было такое ощущение, что он может вызвать "летающую тарелку" и заставить приземлиться хоть на этой поляне – достаточно мысленно построить определенную спираль. Но Ажажа этого не захотел. Потом это ощущение прошло. Жизнь у А. после встречи с "пришельцами" пошла по другой колее. Работать он стал по интересующей его теме. На другие планеты он теперь летает мысленно. Попадал в сложные ситуации. Я его прошу описать все это, но он ленится.

Игорь приводит ко мне Нину, сенситива. Она расспрашивает о встречах в Навои. У самой у нее все не так. Она пришла к Богу через сердце, а не через разум, хотя, по ее словам, путь не имеет значения. Нине, тем не менее, не очень нравится, что навоинцы начали со спиритизма: тут властвуют "черные силы". Сама она, прежде чем мысленно пробиться к светлым силам, проходит два слоя черных. Разум, с которым они контачат, - это неизвестно кто. Там, в Навои, совсем не видно духовной стороны – подозрительно. И почему лезет Восток?

Ясно, Нина базируется на христианстве. Раньше, говорит, у человека было более сильное поле, а теперь даже в церкви прячутся черные силы. (Я вспомнил, что после постройки церковь святили – изгоняли черные силы? Создавали защитное поле? Или создавали христианское поле?). Ей не нравится деревянный чертик над дверью – я его привез из Вильнюса. Она осуждает тех, кто развешивает дома африканские маски, не зная их ритуальных значений, т.е. полей, а потом в доме начинаются болезни и прочие несчастья. Она просит положить чертика и, не дотрагиваясь, ладошкой цупает его поле. Ничего особенного не заметила – это не ритуальный, а шуточный черт, но все же советует выбросить, не держать в доме. Честно говоря, он не нравится ни жене, ни сыну, поэтому я повесил его высоко, подальше от глаз. А мне он кажется симпатичным, хитро улыбающимся, чуть похожим на меня. На моих же он нагоняет страх.

Мы подумали. Жена спросила, нравится ли он мне, - и водрузили на старое место. Но много позже кто-то выпросил – подарили.

Я спросил Нину, не может ли она узнать, где моя потерянная рукопись про китайский фарфор. Игорь хмыкнул, а Нина не ответила. На мои вопросы о ней самой получил от нее ответ: "Мне не позволено рассказывать". Тогда спрашиваю, что делать мне, поскольку вижу массированную атаку со всех сторон. Отвечает, что делать ничего не нужно. Не нужно волноваться. "Если потребуется – вас найдут". Но я-то человек активного склада! Должен же что-то делать! И вот, решил записать все, что слышал и видел.

А с Ниной мы еще раз виделись в Дарвиновском музее, и она, как и в тот раз, говорила, что мы еще встретимся, поговорим, но больше не встречались. Возможно, просто отговорилась, чтобы не приставал.

Интересно, у этих "посвященных" подход к христианству разный. Нина и Зайцев, базируясь на христианстве, отрицательно относятся к церкви. А вот Ольга говорила об Иисусе с некоторым пренебрежением: неудачливый ученик Будды, йог, прошедший обучение в Индии, вознестись ему ничего не стоило – он это умел. Иисус не еврей. У Зайцева же Иисус еврей, поэтому все евреи должны ехать встречать его возвращение в Палестину в декабре 1980 года. "Лезет восток"? Но восток очень терпим к другим учениям! В отличике от наших христиан.

Переписка с Навои

Написал про Нину в Навои и получил от Ольги такой ответ. "Степень интереса к черной магии возросла во всех слоях общества, и все пытаются в счет особенных своих характерных качеств применять ее, не задумываясь о последствиях. Одна сторона этого вырисовывается в страхе людей перед "нечистой силой", понятие о которой живет в сознании у каждого. Этот страх заставляет обращаться к духовному всепрощающему гуманному началу, и не только всепрощающему, но и защищающему. И в это же время – лекции богоискателя Тростникова (о них – ниже). Отличный субстрат для произрастания идей Нины. Это естественное следствие подобного воздействия на психику человека. Надо попытаться объяснить людям, где можно искать защиту, в какой силе. И уж конечно, эта сила имеется не в символике Бога.

Человек всегда боится того, кто посягает на его желания. Ибо он видит свое назначение в жизни (в большинстве случаев) в удовлетворении этих желаний. Но в каждом человеке мир отражается индивидуально, и отсюда мы видим следствие – желания. Чем несовершеннее природа человека, тем несовершеннее его желания, и они более опасны, чем "нечистая сила". Мы всегда несовершенство облекаем в примитивизм и зачастую пытаемся унинтожить это, тратя колоссальную энергию. Но ведь на каждом этапе развития всегда существуют эти формы, и нам нужно не уничтожать, а видоизменять, создавая условия для усовершенствования. Поэтому не нужно уничтожать убеждения, а нужно постараться их видоизменить для пользы ее развития. Если Вы сделаете эту услугу, у нас наладятся более устойчивые связи, важные для нас всех".

Сами понимаете, ни уничтожать, ни "видоизменять" убеждения Нины и тем самым оказывать услугу Оле, мне не пришлось.

Многим знакомым и незнакомым я рассказал то, что вы уже прочитали (царапает мысль: может быть, моя роль – в распространении информации?). Среди волны скептических полуулыбок и просто насмешек и шуток как островки всплывали противоположные, т.е. как раз позитивные факты.



Предыдущая страница ]Содержание ]Следующая страница ]

© Май Михайлович Богачихин
Разработка и дизайн: <ME100>